О возможности выдачи банковских гарантий в обеспечение неденежных обязательств

Актуально о банках » О возможности выдачи банковских гарантий в обеспечение неденежных обязательств

Страница 2

Принцип независимости от основного обязательства проявляется в том, что основаниями к отказу в удовлетворении требования бенефициара могут служить исключительно обстоятельства, связанные с несоблюдением условий самой гарантии, не имеющие никакого отношения к основному обязательству.

Что же касается иных обстоятельств, относящихся к основному обязательству, и в частности свидетельствующих о его исполнении должником, либо прекращении по иным основаниям, либо о признании его недействительным, то они не могут служить основанием к освобождению гаранта от исполнения обязательства, вытекающего из банковской гарантии. В подобных случаях гаранту предоставлено право лишь немедленно сообщить об этих обстоятельствах бенефициару и принципалу. Однако, несмотря на такое сообщение, при получении повторного требования бенефициара гарант обязан его удовлетворить (ст. 376 ГК РФ). Практический смысл данного положения заключается в том, что гарант, сообщивший об известных ему обстоятельствах, касающихся прекращения или недействительности основного обязательства, не может быть признан находящимся в просрочке по своему обязательству перед бенефициаром до получения от последнего повторного письменного требования и истечения разумного срока на его рассмотрение.

В книге "Договорное право. Общие положения" М.И. Брагинский и В.В. Витрянский отмечают, что "в литературе некоторые авторы находят формулировку ст. 370 ГК РФ ("Независимость банковской гарантии от основного обязательства") неудачной. К примеру, А.Л. Меламед указывает: "Обязательство гаранта не может быть абсолютно независимым от основного обязательства, так как в своем требовании об уплате денежной суммы по гарантии бенефициар должен указать, в чем состоит нарушение принципалом основного обязательства, и, следовательно, гарант производит платеж по гарантии лишь в случае неисполнения принципалом основного обязательства".

Далее М.И. Брагинский и В.В. Витрянский указывают: "Представляется, что такая позиция является следствием недоразумения, вызванного тем, что названные авторы акцентировали свое внимание не на содержании нормы, а на заголовке статьи, который, как известно, не имеет никакого правового значения. Что же касается содержания самой нормы, то там и речи нет о независимости банковской гарантии от основного обязательства. Суть правила состоит в том, что от основного обязательства не зависит предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром (причем в отношениях между ними). Данное правило не вызывает сомнений, оно не может быть опровергнуто даже положением о том, что бенефициар в своем требовании к гаранту должен указать, в чем состоит нарушение принципалом основного обязательства: указанная обязанность бенефициара носит сугубо формальный характер, поскольку относится скорее к оформлению письменного требования, но никак не к существу отношений, складывающихся между гарантом и бенефициаром. Ведь даже в том случае, если основное обязательство будет прекращено, в том числе и по причине его надлежащего исполнения должником, повторное требование бенефициара подлежит удовлетворению гарантом (п. 2 ст. 376 ГК РФ)".

В связи с этим бенефициару необязательно нужно иметь денежное требование к принципалу, чтобы с таким же требованием обратиться к гаранту.

Кроме того, при обращении к гаранту с требованием о выплате по банковской гарантии необязательно должна соблюдаться следующая последовательность действий: "обращение к принципалу - отказ принципала - обращение с таким же (т.е. денежным) требованием к бенефициару". Этот вывод подтверждается п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.1998 N 27, согласно которому, если иное не предусмотрено условиями банковской гарантии, бенефициар не обязан обращаться к принципалу за исполнением обязательства, а может напрямую требовать выплаты по банковской гарантии с гаранта.

При этом необходимо отметить, что в случае уплаты гарантом суммы по гарантии бенефициару (организатору конкурса) у последнего сохраняется право требовать от участника конкурса заключения договора. Этот вывод следует из положений ГК РФ. Так, в ст. 396 ГК РФ предусмотрено, что "возмещение убытков в случае неисполнения обязательства и уплата неустойки за его неисполнение освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором". А в п. 5 ст. 448 ГК РФ установлено, что организатор может обратиться к участнику конкурса с требованием заключить договор и с требованием возместить убытки", то есть это как раз "иной" случай в смысле ст. 396 ГК РФ. Следовательно, говорить о том, что в случае обращения бенефициара, являющегося организатором конкурса, к гаранту с требованием уплатить по гарантии организатор конкурса получит только денежное возмещение вместо заключенного на условиях конкурса договора, не совсем верно, поскольку право на принудительное заключение договора у организатора конкурса сохраняется всегда.

Страницы: 1 2 3 4

Главное меню

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.seriousbank.ru